Купырь лесной. Anthriscus sylvestris.
Купырь лесной. Anthriscus sylvestris.

Купырь лесной

(Anthriscus sylvestris)

Завершив описание сныти, нельзя обойти вниманием и купырь лесной. Оба эти растения играют важную роль в формировании подлеска хвойных и смешанных лесов Северо-Запада России и часто растут бок о бок, заселяя окраины светлых лесных полян, толпясь вдоль тропинок, захватывая хорошо освещённые пространства под случайными просветами в пологе ветвей. Их белые зонтики-соцветия можно даже спутать издалека, зато легко различить вблизи. Для этого достаточно их просто понюхать. Сныть источает сильный медовый аромат, в то время как цветки купыря почти не пахнут.

Отличие подобного рода может показаться случайным и малозначительным, однако не будем забывать, что большинство растений в семействе Зонтичных (Umbelliferae), к которому принадлежат купырь и сныть, считаются ароматическими. Сельдерей, анис, тмин, кориандр, фенхель, зира (кумин) – все эти и многие другие родственные им виды известны прежде всего своим специфическим вкусом и запахом. Следовательно, купырь стоит здесь несколько особняком. Лишь сорвав и растерев в ладонях один из его листов можно ясно почувствовать сладковатый, чуть волглый аромат, выдающий-таки несомненную принадлежность растения к его обширному ароматическому семейству.

Купырь лесной (Anthriscus sylvestris) входит в состав одноимённого рода Купырь (Anthriscus), насчитывающего по разным данным от 9 до 15 видов. До Эпохи Великих географических открытий ареал его распространения включал Европу, Северную Африку, Кавказ и Западную Сибирь, но по мере развития мореплавания и международной торговли вид всё шире распространялся по странам и континентам. В наше время его можно встретить в самых удалённых уголках земного шара, причём в некоторых государствах, например, в США и Австралии, он считается злостным сорняком.

В лесной зоне России купырь выступает как многолетнее полурозеточное растение с корнеплодом. Здесь он может цвести и плодоносить несколько раз в течение жизни. А вот в условиях южных дубрав и в лесостепной зоне он ведёт себя как типичный двулетний монокарпик, очень похожий как внешним видом, так и образом жизни на произрастающую рядом с ним дикую морковь (Daucus carota).

В городах купырь практически не встречается, зато в сельской местности он сплошь и рядом растёт вдоль просёлочных дорог, тропинок и заборов. Проходя мимо, легко задеть безобидное с виду растение и… обжечься! Действительно, даже лёгкое прикосновение к листьям купыря может спровоцировать солнечные ожоги. В этом нет ничего удивительного: среди растений, чей сок способен вызывать фотодерматиты, более половины приходится на представителей семейства Зонтичных1. Чего стоит один только знаменитый борщевик Сосновского (Heracleum sosnowskyi)! Во всех его органах, включая листья, стебли, цветки и даже крошечные волоски, содержатся органические соединения, известные под названием псораленов2. Попадая на кожу, псоралены легко растворяются в её жировой оболочке, проникают в эпидермис и остаются в нём на несколько часов. Сами по себе они не опасны, но под воздействием ультрафиолетовых лучей солнца уже через 15 минут в месте их проникновения в кожу начинаются бурные химические реакции, приводящие к окислению клеточных оболочек, а через 30-40 минут мембраны полностью разрушаются, и содержимое клеток поступает в кровь. Иммунная система реагирует на это воспалением, вследствие чего спустя 2-3 часа в месте повреждения возникает отёк в форме локального покраснения с пузырями, похожими на термические ожоги.

Ожоги подобного рода очень болезненны, плохо поддаются лечению и держатся долго, иногда по нескольку дней. И хотя количество псораленов в тканях живых зонтичных растений меняется в зависимости от погоды, сезона и состава почвы, лучше всё-таки избегать прикосновения к ним незащищёнными руками. Это относится, между прочим, и к съедобным видам, таким как сельдерей и петрушка. А если контакт всё-таки состоялся, следует поскорее вымыть затронутые участки кожи водой с обыкновенным мылом.

Эффект появления солнечных ожогов в ответ на воздействие соков некоторых растений был известен людям с глубокой древности. Его даже использовали в медицинских и косметических целях. Так, например, египтяне ещё за полторы тысячи лет до новой эры применяли сок зонтичного растения большая амми (Ammi majus) для лечения витилиго. Поражённые болезнью участки кожи натирали выжимкой из листьев, после чего пациентов укладывали под палящим солнцем. Вскоре обработанные места покрывались болезненными струпьями. Когда они проходили, кожа очищалась, приобретая нормальный цвет3.

В этом состояло лишь одно, и притом далеко не самое главное употребление зонтичных растений в античные времена. В составе семейства имеется немало полезных видов. Некоторые из них съедобны, другие используются для получения пряностей, лекарств, красок, различных химических соединений, третьи идут на корм скоту. В сравнении с ними купырь лесной не представляет особенной ценности для человека. Применение его в кулинарных или каких-либо иных хозяйственных целях весьма ограничено. Несмотря на это, растение было хорошо известно древним народам, населявшим район Средиземноморья. Его старинное греческое название до сих пор используется в качестве научного имени рода.

Впервые слово anthriscus встречается в письменных работах «отца ботаники» Теофраста из Эреса (ок. 370 до н. э. – ок. 288 до н. э.). По мнению лингвистов, этот фитоним соединяет в себе два греческих слова: ἄνθος, – цветок и ῥηχός – колючая изгородь. Вероятно, в нём содержится намёк на уже упомянутую склонность купыря расти вдоль заборов и оград.

Великий шведский учёный-систематизатор Карл Линней (1707—1778) был прекрасно знаком с античными письменными источниками, хотя, как и всякий другой естествоиспытатель эпохи Просвещения, относился к ним с изрядной долей скепсиса. Тем не менее он всегда старался оставлять за классифицируемыми им растениями исконные греческие и латинские имена. В данном случае, однако, Линней усомнился в правильности названия, употреблявшегося Теофрастом. И не без основания: неясности и противоречия, присущие древним текстам, сильно затрудняют точную идентификацию растительных видов. Существует предположение, что древнегреческий ботаник использовал слово «enthriscos» для обозначения отнюдь не купыря, а какого-то сходного с ним южного зонтичного растения из рода Scandix. Должно быть поэтому Линней остановился на другом греческом имени, столь же древнем, но, с его точки зрения, более точном. Он присвоил купырю название Chaerophyllum sylvestre. С ним растение и вошло в его основополагающую работу «Виды растений» («Species plantarum»), опубликованную в 1753 году.

Латинское слово Chaerophyllum восходит к древнегреческому χαιρέφυλλον. Постепенно трансформировавшись, растеряв часть букв и звуков, это старинное название проникло во все европейские языки, став по сути международным. Видимо поэтому Линней счёл его более подходящим для обозначения рода. По-русски оно звучит как кервель4.

Тотчас же после выхода в свет Линнеевской классификации началось её исправление и дополнение. Этот, по-видимому, бесконечный процесс продолжается и по сей день. В 1814 году немецкий ботаник Франц Георг Гофман (1760–1826), живший в то время в России, настоял на выделении купырей в самостоятельный род с присвоением ему имени Anthriscus5. Как следствие, из рода Chaerophyllum выпало несколько видов, а сам он стал называться по-русски Бутнем. Многие из входивших в него кервелей были переименованы в бутни, прочие – в купыри. Единственный кервель, сохранивший своё первоначальное название – кервель ажурный (Anthriscus cerefolium) входит теперь в состав рода Купырь.
Франц Георг Гофман (1760–1826).
Франц Георг Гофман (1760–1826)
Происхождение русского названия «купырь» в точности неизвестно. Некоторые лингвисты полагают, что оно идёт от праиндоевропейского корня *kuep, означающего «кипеть» или «пахнуть», но поскольку купырь пахнет слабо, данная теория кажется сомнительной. Не исключено также, что в названии отразилось финское слово kuppi – чашка, блюдце: круглые выпуклые соцветия купыря действительно отчасти напоминают перевёрнутые тарелочки. Среди русских народных названий растения встречаются также будыль (имя, по всей вероятности сродное слову бутень), пустошель, морковник и др6.

Вопреки присвоенному ему видовой эпитету «лесной», в дикой природе купырь предпочитает открытые пространства. Ранее всего его молодые проростки начинают зеленеть на лугах, особенно если те хорошо удобрены свежим навозом. Здесь появление купыря приурочено к сходу снега, а цветёт он так же рано, как лютик обыкновенный (Ranunculus acris) и другие полевые первоцветы – много раньше, чем все остальные зонтичные растения средней полосы. В лесах период цветения смещается на более поздний срок и продолжается в зависимости от интенсивности освещения с мая по июль.

Семена купыря прорастают по надземному типу. Первым трогается в рост зародышевый корешок, разрывающий семенную кожуру и внедряющийся в почву. Укрепившись в земле, корешок выпрямляется, поднимая кверху прикреплённое к нему семя. Семенная кожура лопается, набухшие семядоли оказываются на свету и начинают синтезировать питательные вещества. По мере дальнейшего развития увеличиваются в размерах зародышевый стебелёк и зародышевая почечка, начинают образовываться настоящие листья.

В первый год жизни растение формирует прикорневую розетку, но не цветёт. В это время все его ресурсы идут на формирование коневой системы. На юге к концу сезона длина главного стержневого корня может достигать двух метров. На севере для создания такого солидного запаса питательных веществ требуется несколько лет. Внешне корень напоминает коричневато-жёлтое утолщённое веретено с боковыми отростками. Уже на ранних этапах развития он начинает сморщиваться, углубляясь в почву и втягивая в землю основания розеточного побега.

Осенью надземная часть отмирает, а корень с корневой шейкой зимует, чтобы на следующий год дать новые побеги, растущие из почек, расположенных в пазухах базальных листьев. В южных районах вся энергия, запасённая в корне, идёт на формирование генеративных органов: побегов и соцветий. Растение отцветает, плодоносит и гибнет, оставляя после себя одни лишь семена.

В северных лесах ситуация совершенно иная. На второй год жизни на главном стебле появляются боковые вегетативные побеги, у основания которых формируются придаточные корни в числе от одного до четырёх. Они отходят от главного корня под острым углом и тоже сморщиваются, сокращаясь и углубляясь в почву.

Заметим между прочим, что главный побег может служить своего рода визитной карточкой купыря, по которой его легко отличить от похожих видов. Высота его стебля колеблется в пределах от 50 до 150 см. Внутри он полый, а снаружи – глубоко бороздчатый. Эти бороздки и составляют главную отличительную черту растения. В нижней части побега вдоль рёбер можно заметить неясную шероховатость, в верхней части стебель голый и ветвистый.
Листья сложные, расположение их на стебле очерёдное. Черешки у нижних листьев длинные, у верхних – укороченные. Влагалища вдоль жилок покрыты короткими отстоящими волосками, узлы иногда приобретают красноватый оттенок. Лист в целом треугольный, тройчато-рассечённый, ярко-зелёный. Наиболее крупные листья достигают 30 см в длину и примерно столько же в ширину. Нижняя пара долей первого порядка значительно уступает в размерах остальным частям. Первичные и нижние вторичные доли расположены на черешочках, третичные – сидячие, ланцетовидные, острые, глубоко перисто-рассеченные на продолговато-ланцетовидные дольки, шероховатые по краям.
Стебель купыря лесного
Стебель купыря лесного.
Лист купыря лесного.
Лист купыря лесного.
Как уже говорилось выше, в северных областях обитания виргинильный период купыря, в течение которого он готовится к цветению, нередко затягивается. Чаще всего растение цветёт и плодоносит на третий год жизни, а в особенно неблагоприятных условиях – на четвёртый, пятый или даже седьмой7.

Цветение продолжается с апреля по июль. Сроки его наступления зависят от погоды и степени освещённости. Опыление производится насекомыми, главным образом фруктовыми мухами и перепончатокрылыми. Количество производимого купырём нектара значительно, качество его довольно высокое.

Соцветия представляют собой щитковидные зонтики с 8-15 лучами, собранные на верхушке стебля. Обёртки в основании общего соцветия не имеется, зато, как у всех зонтичных, каждое частное соцветие снабжено своей собственной обёрточкой, состоящей из пяти острых яйцевидных листочков, отогнутых вниз и усеянных по краям более или менее густыми ресничками. Лепестков пять, они белые, увеличенные по краям, а в середине – слегка выемчатые и почти не загнутые внутрь. Также имеется пять тычинок и один раздвоенный пестик. Столбики с коническим подстолбием прямые или слегка отогнутые вниз. Завязь нижняя.

Плоды довольно крупные, продолговатые, 6-10 мм длиной и около 2 мм шириной. Чуть сжатые с боков, к верхушке они постепенно сужаются. В незрелом виде плоды зеленовато-коричневые, в зрелом – чёрные с гладкой, блестящей поверхностью. В каждом зонтичке присутствуют мужские цветки, расположенные на периферии соцветия, а также женские и обоеполые, собранные в центре. Из последних лишь 4 или 5 дают плоды.
Созревание происходит в середине лета. К сентябрю большинство плодов уже опадает. Лишь немногие из них сохраняются до зимы, а в отдельных случаях – и до первых весенних оттепелей. В благоприятных условиях одно цветущее растение способно произвести до 10 тысяч семян, в неблагоприятных это число уменьшается до нескольких тысяч или даже сотен8.
Иллюстрация купыря лесного из книги «Лекарственные растения Кёлера» (1898 г.)
Иллюстрация купыря лесного из книги «Лекарственные растения Кёлера» (1898 г.)9.
Объяснение рисунка: А. Корень и нижняя часть стебля. B. Цветущая часть растения. С. Лист.
1. Цветок (увеличен). 2. Раскрывшийся плод. 3. Дробный плод, вид сбоку. 4. Продольный разрез плода. 5. Поперечный разрез плода.
Семена не имеют какого-либо специфического способа распространения. Они попросту высыпаются на землю поблизости от материнского растения и остаются там, где им довелось упасть. Очень немногие случайно отлетают на расстояние, превышающее три метра, большинство же концентрируется в радиусе одного метра. Упавшие в воду семена тонут, так как они тяжелее воды.

Эмбрионы, заключённые в высыпавшихся семенах, поначалу бывают незрелыми. Чтобы дозреть, им требуется время, а для успешного прорастания необходимо ещё и обязательное зимнее промораживание. Несмотря на это, сохранность семян в земле плохая. Те из них, которые не взошли в первый год, крайне редко появляются на второй и тем более на третий. Таким образом, запас семенного материала купыря в почве не увеличивается год от года, сохраняясь примерно на одном уровне. Выживаемость молодняка из проросших семян составляет около 10%.

Особи, выросшие из семян, цветут и плодоносят один раз в жизни, после чего отмирают. Поэтому важнейшее значение для поддержании численности популяции и распространения вида в условиях русского севера приобретает вегетативное размножение. После гибели главного побега и главного корня, закончивших цикл своего развития, на их месте остаётся несколько дочерних особей-клонов. Каждый клон имеет вегетативный розеточный побег и систему придаточных корневых ответвлений. Подобно родительской особи, клоны однократно цветут, плодоносят и гибнут. Продолжительность их жизни составляет от двух до семи лет. Отмирая, они в свою очередь дают начало новым дочерним особям. Иногда в старой колонии клонов купыря может насчитывается до 50 отдельных особей. Рано или поздно, однако, беспрерывное вегетативное воспроизводство истощает организм растения, и оно окончательно гибнет, прожив в общей сложности от 20 до 35 лет10.
Иллюстрация из книги Е. Л. Нухимовского «Основы биоморфологии семенных растений». Развитие биоморфы Anthriscus sylvestris.
Иллюстрация из книги Е. Л. Нухимовского «Основы биоморфологии семенных растений». Развитие биоморфы Anthriscus sylvestris10.
Объяснение рисунка: А — первый год жизни, Б — второй год, В — образование клона на третьем году, Г — пятый год жизни синорганизма, Д — восьмой год жизни;
жк — живая особь клона, ок — отмершая особь клона, оч — отмершая часть, пк — придаточные корни, гп — главный побег, гк — главный корень, ол — основания листьев (верхние части удалены), пп — поверхность почвы, су — семядольный узел, с — семядоли, г — гипокотиль, рл — розеточные листья вегетативного побега.
Хозяйственное значение купыря невелико. Он не ядовит и даже, по некоторым сведениям, съедобен, хотя и не слишком приятен на вкус. Если же вы всё-таки решитесь отведать его листьев, собирать их нужно с величайшей осторожностью, так как есть вероятность получить солнечные ожоги. Ещё большая опасность заключается в возможности перепутать купырь с пятнистым болиголовом (Conium maculatum), – видом чрезвычайно опасным для здоровья человека и животных. Отличить растения друг от друга легче всего по стеблю: стебель болиголова гладкий, иногда пятнистый, тогда как у купыря – однотонно-зелёный, покрытый характерными продольными бороздками.

Monday, October 11, 2021
1 Kavli G, Volden G., "Phytophotodermatitis", Photo-Dermatology, N 1 (2), April 1984, pp. 65–75.
2 Псорален — природное органическое соединение из класса кумаринов, простейший представитель линейных фуранокумаринов. К фуранокумаринам, присутствующим в соке купыря, относятся прежде всего бергаптен, ксантотоксин и аптерин.
3 Описание этой процедуры встречается в знаменитом древнеегипетском папирусе Эберса, датируемом примерно 1550 годом до новой эры. Он представляет собой подробную фармацевтическую энциклопедию египтян периода Нового царства, содержащую свыше 900 рецептов различных лекарственных форм, основанных на минеральном, растительном и животном сырье: микстур, мазей, примочек, клизм и т. п., а также более 700 магических заклинаний. В настоящее время документ хранится в библиотеке Лейпцигского университета.
4 Англ. – chervil, фр. – cerfeuil, итал. – cerfoglio, нем. – Kerbel, и т. д.
5 Гофман поселился в России в 1804 году. Служил профессором кафедры ботаники Московского университета, был первым директором созданного им Московского ботанического сада. В Москве же была впервые публикована его монография о семействе Зонтичных под названием «Genera Plantarum Umbelliferarum» (1814 г.). Название рода Anthriscus он предложил в соответствии с идеей голландского миколога и ботаника Христиана Генриха Персона (1761—1836), изложенной в двухтомной книге «Sinopsis plantarum seu Enchiridium botanicum». Это сочинение Персона было издано в Париже в 1805-1807 гг.
6 Даль В. И., «Толковый словарь живого великорусского языка», Издание тов-ва М. О. Вольф, С.-Перербург-Москва, 1909 г., Т. 2, стр 567.
7 Работнов Т. А., «Anthriscus». «Кормовые растения сенокосов и пастбищ СССР», «Сельхозгиз», Москва, Ленинград, т. 3, стр. 102.
8 Морфологическое описание растения дано в основном по книге «Флора СССР». Москва-Ленинград, «Наука», 1950 г., том 16, стр. 128.
9 «Köhler's Medizinal-Pflanzen», Gera-Untermhaus, 1898, Band III, s. 37.
10 Нухимовский Е. Л., «Основы биоморфологии семенных растений». «Издательство Недра», Москва, 1997 г., стр. 54.
Домашняя страница
Карта сайта
Контакты